Ставрополь

«Звонят бывшие «единороссы» (дружеское интервью с Валерием Ледовским о жизни и политике)

04.02.2019


Валерия Ледового уже сейчас многие называют народным губернатором Ставропольского края, хотя до выборов главы региона еще девять месяцев. Политологи говорят о представителе «ЯБЛОКА», как о небывалом прецеденте, а официальная власть в своих информационных поводах явно опирается на предложения молодого человека, который не боится открыто говорить о своих намерениях и идти на выборы. Мне захотелось узнать, кто такой Валерий Ледовской, и в чем состоит специфика нынешней ставропольской политики.

Стройный, даже худощавый молодой мужчина c холодным блеском в глазах — Валерий Ледовской — кандидат в губернаторы Ставрополья от «ЯБЛОКА», возглавляющий региональное отделение партии. Конечно, если пройдет муниципальный фильтр, что, как показывает история, зависит от депутатов в последнюю очередь. А применительно к внепарламентской оппозиции зачастую вообще не зависит. Ледовому только исполнилось 39 лет, и в этом возрасте пора возглавить регион, считает он. Он старший из трех братьев, и все окончили музыкальную школу в Ставрополе, а затем — политехнический вуз края по прикладной математике. И полученная профессия сыграла не последнюю роль в политической судьбе Валерия. Ведь выборы — это статистика, которую неоднократно исследовал Ледовской, выявляя нарушения и результаты, которые с точки зрения математики просто невозможны. Так, 4 марта 2012 года проходили очередные президентские выборы и Валерий Иванович был наблюдателем на одном из участков краевого центра. 

- Мне были интересны результаты выборов не только как гражданскому активисту, но и как математику. И случилась абсурдная с точки зрения науки ситуация с одним из ящиков для выездного голосования. Ящик отсутствовал на участке 11 часов, когда его принесли, внутри оказалось 580 бюллетеней, а в другом — сорок. То есть общая сумма — 620 бюллетеней, а это треть голосов участка. И самое парадоксальное в том, что если 11 часов разделить на 580 бюллетеней, а это же элементарная арифметика, то получается, что на один голос потрачено 1,1 минуты, а по нормативам на один голос должно уходить не меньше, чем десять минут. И в официальных протоколах это все можно увидеть на сайте ЦИК. И такая ситуация повторилась на трех десятках участках с физически невозможными данными выездного голосования только в одном Промышленном районе Ставрополя. Председательница комиссии участка говорила, что у них сплошь пожилые люди живут.

- И потом вы пошли в суд?

- Да, ведь Владимир Путин заявлял, мол, если вы не согласны — идите в суд. Инициировал суд Евгений Бородин, который преподает конституционное право в институте имени Шолохова Ставрополя. У него изначально было пять свидетелей, до зала суда дошло два человека, один из которых был я. Второму человеку кто-то позвонил за несколько минут до разбирательства, и он ушел. В итоге остался только я, давал свидетельские показания. Нарушения не были признаны потому, что не был зафиксирован факт вброса бюллетеней в ящик для выездного голосования. Хотя когда их высыпали, я видел, что бумаги сложены пачками. Никаких следственных экспериментов проведено не было. Но даже через суд мы не получили ни протоколы, ни списки избирателей. Это полностью перевернуло мое мировоззрение.

- Какие были мысли после этого случая, что-то в мировоззрении изменилось? 

- Был шок, несколько дней я от него не мог отойти, ведь было явное нарушение закона. Я начал ходить на митинги, которые проводились на Ставрополье разными политическими силами, в основном — общегражданские, где собирались представители разных партий, включая парламентскую оппозицию.

- А когда пришло решение идти в политику?

- На самом деле мне никогда не хотелось идти в политику, это стало реакцией на то, что происходит в крае, что это все неправильно. Такое чувство возникло, что ты можешь что-то сделать, что-то сказать, как-то повлиять или попытаться исправить. Я знаю многих людей, которые вроде бы все понимают, но закрывают на происходящее глаза, и делают при этом успешную карьеру. И да, я понимаю, знаю, сколько неудобств доставляет политика. Поэтому занялся этим вопреки. Есть всего две цели у любой политической структуры: участие в выборах и влияние на общественное мнение. Вступил в партию, стал главой «ЯБЛОКА» на Ставрополье, но наше мнение через государственные СМИ не транслируется, поэтому такая иллюзия, что мы в меньшинстве, но это не так.

- В правительстве Ставрополья, насколько я знаю, есть говорящая кличка «питбуль». Власти региона изначально понимали, что легкого простого разговора не получится. Поэтому начался диалог, но он ни к чему не привел?

- Да, кличку дали. Но мало того, с краевой экономикой за это время стало еще хуже. Я бы не сказал, что такое происходит только на Ставрополье, это проблемы российской глубинки. Может, нынешний губернатор и имел какие-то амбиции, думаю, что когда он пришел на должность, у него в голове была некая демократия. Но когда тебя поставила партия, которая преследует цель централизации власти, отказ от выборов мэров, укрупнение округов, то демократия исчезает вместе со свободой действий. Изнутри систему изменить невозможно. Но есть и определенные ресурсы. Судя по последним выступлениям нашего главы Владимира Владимирова, у нас тут все сказочно. Конечно, жаль, что его пресс-конференции обычно проходят в Москве, а не на вверенной ему земле, на это у него находятся деньги, чтобы решить именно те проблемы, которые поднимаю я. На последней конференции он пообещал выделить на те или иные нужны региона сотни миллионов, хотя до этого вроде лишних денег в бюджете не было, регион и так дотационный. Так пусть определится, есть у нас деньги или нет? И станет ли внезапно хорошо? А почему должно стать хорошо, если обещания не выполнялись? Он выделил миллиард рублей на жилищные сертификаты, а куда они ушли мне непонятно. Да и вообще изначально надо было Владимирову принимать жесткие решения, а он стал договариваться с местными элитами. Глава все время говорит, что нужен диалог между обществом и властью. Но где этот диалог? Пять лет дальше этой фразы ничего не идет. Причем он стал более закрытым. И боюсь, что следующим губернатором может быть человек от силовиков, а это для Ставрополья еще хуже. Опять же это очередная причина моего решения идти на выборы.

 

- Вы же как обычный житель края знаете не только в теории о тяжелом состоянии экономики, но и явно на себе прочувствовали.

- Моя родственница работала в животноводческой отрасли инженером-технологом. Недавно вышла на пенсию, ей платят 8 тысяч 500 рублей, а у многих и того меньше. Если говорить об экономике, то большинство денег отправляется на федеральный уровень, те же вертикально интегрированные компании. Деньги идут сначала вверх через муниципалитеты, дальше — краевой уровень, и уже только потом — федеральный. А потом спускаются назад тем, кто хорошо себя ведет, где хорошие мальчики и девочки поддерживают власть. По пути сколько денег теряется? Голикова как-то говорила, что на госзаказах неэффективно используется, а иными словами теряется не меньше триллиона рублей, в пустоту. Если бы сразу некую сумму оставлять на уровне муниципалитетов, можно было бы многих потерь избежать. Это как водопровод: расход носителей на Ставрополье около 70 процентов: трубы надо менять практически полностью, а денег на это нет. Приводит это к потерям. В итоге, меньше воды доходит до потребителя, чем теряется по пути. Получается решето.

- Что стало главным поводом идти на выборы губернатора?

- Оно складывалось из нескольких важных моментов. Во-первых, я увидел, что у людей нет перспектив. Во-вторых, я понял, что есть воз-можность, ведь я председатель единственной оппозиционной внепарламентской партии, которая функционирует в крае. «ЯБЛОКО» как го-товая платформа была, а у меня нет ресурсов создавать что-то с нуля — после президентских выборов я стал фактически банкротом. Я быстро принял решение выйти из проекта, которым занимался больше пяти лет. Его целью было развивать техническое документи-рование в России, и подтягивать к нам зарубежные практики. Мы первые в России сделали курс для технических писателей. Но в стране он не пошел, потому что у нас не доверяют аутсорсингу, а сейчас и экономика сжимается. Плюс я занимаюсь оппозиционной политикой, и в крае у меня не было больше источников дохода, на нормальную работу устроиться фактически невозможно, и я уехал в Москву, занимаюсь информационной безопасностью. Также я лауреат краевого кадового конкурса «Новая энергия». Официально нахожусь в кадровом резерве ставропольского правительства, и это тоже возможность. Причем, когда победителей собирали, губернатор Владимиров сказал, что, мол, возможно в этом зале сидит глава Ставропольского края. И этот момент мне врезался в голову, а он это просто на каком-то драйве сказал, и может, пожалел. А сейчас согласно национальному рейтингу Владимир Владимирович — главный аутсайдер. За год он потерял 35 позиций (с 29 на 64 место), это колоссальное падение. Но с другой стороны — закономерное, судя по тому, что происходит в крае. 

- Вы же понимаете, что заниматься политикой в оппозиции может сказаться и на вас, и на семье? 

- В минувшем году я окончательно решил для себя, что хочу жить, помогая родному краю, сделать все возможное, чтобы людям жилось лучше, и родственники в этом поддерживают. Жена у меня умная, она все понимает и как житель Ставрополья постоянно сталкивается с несправедливостью, в ту же детскую поликлинику ребенка сводить — целая проблема. Мои родители уже пострадали после того, когда недавно я начал говорить про завод «Сигнал» [ставропольский радиоза-вод «Сигнал» — одно из крупнейших предприятий радиоэлектронного комплекса Юга России. Много лет завод работал с ведущими авиастроительными компаниями России и с зарубежными партнерами в производстве и поставке радиоэлектронного оборудования, также и с оборонкой], он до последнего времени был частным, но его выкупила госкорпорация «Ростех». А сейчас предприятие еще не банкрот, но близко к этому. Я не мог предугадать последствия. Мою запись многие скопировали себе в социальных сетях, и она дошла до руководства «Ростеха». Моего отца вызвали «на беседу», а он был заместителем главного технолога завода. Мы с отцом потом поговорили, я пообещал написать пояснение, но информация уже вышла. Его понизили, и не факт, что он там будет и дальше работать в следующем году. Но мне не страшно, я готов.

- Вы часто говорите, что уже сейчас делаете работу губернатора, создавая позитивные информационные поводы. Примеры можете привести? 

- Глава администрации города Ставрополя Андрей Джатдоев спраши-вает у школьников, что администрация города может для них сделать. Такого никогда не было, только после наших разговоров о том, что надо активнее сотрудничать с молодежью. Наше отделение «ЯБЛОКА» много занимается экологией и здоровым образом жизни, и вот, открывается сеть велодорожек на Кавказских Минеральных Водах, новые велодорожки в Ставрополе, первая велошкола в городе. Кстати, я — велосипедист, автомобиль водить не умею, да и не хочу учиться, не мое это. 

- Многие критикуют оппозицию за неадекватность, нелюбовь к родине, и это самое мягкое из претензий. Как вы к этому относитесь? 

- Представьте, есть некий умный человек, который понимает происходящее, что нужно что-то менять, знает? что и как менять. Но он понимает, как работает система, и что на него будет давление в той или иной форме. Такой человек побоится идти в политику, потому что нет гарантий и условий. У нас говорят, что демократия это те — за кого проголосовали. Мол, кто, если не Путин, кто, если не Владимиров. Но как появится этот «кто»? Чем вы можете заинтересовать человека? Боятся. Лично я для себя все решил, у меня есть программа, многого уже добились. Мы начинаем еще до официального начала кампании открывать новые отделения партии в районах края. Постоянно звонят люди, спрашивают, как вступить в партию, или как стать активным сторонником и помогать. Причем звонят зачастую бывшие «единороссы», известные люди. Процесс уже не остановить, я знаю, как привести в край деньги. Я хочу пригодиться там, где родился. И я уверен в себе, есть целеполагание, стимул. Мы в ужасных социально-экономических условиях находимся. Пора выходить из дотационных регионов, причем я знаю, как это сделать в нынешних условиях. Нам отступать некуда.

Записала Лариса Бахмацкая

Дополнительные ссылки

Темы: